Российский врач переехал в Беларусь, т.к. боготворил Лукашенко. А теперь ходит на акции протеста

Российский врач переехал в Беларусь, т.к. боготворил Лукашенко. А теперь ходит на акции протеста

Евгений Тур — психотерапевт. Сам о себе говорит, что бывший россиянин, так как семь лет назад переехал из России в Беларусь и получил здесь гражданство. «На протяжении 20 лет я поддерживал режим Лукашенко, думая, что он гарант суверенитета. А потом я увидел ужасы с Окрестина. Тогда я и перестал быть лукашистом».

«Я просто-таки боготворил Лукашенко» 

Евгений рассказал «Нашей Ниве», что родился во Владивостоке, где и получил медицинское образование. В 2013 году переехал в Беларусь, получил белорусское гражданство и женился. Сейчас работает психотерапевтом в Центре психического здоровья. 

«Правда в том, что, живя и работая около 10 лет в Москве, я часто сталкивался с белорусами, — рассказывает Евгений «Нашей Ниве». — И мне очень нравились люди: выдержанные, терпеливые, тактичные, трудолюбивые. От них исходит атмосфера спокойствия. Я бы сказал, что какая-то медитативность есть в белорусах. Меня это привлекало.

И я захотел переехать в страну своей мечты, которую сформировал для себя по рассказам своих знакомых белорусов. До переезда я в Беларуси никогда не был. И ни разу со времени переезда о своем решении не пожалел.

Да, я называю себя бывшим лукашистом. Я Лукашенко поддерживал около 20 лет, это началось еще в России. Его режим ассоциировался у меня с отсутствием грабительской приватизации, которая процветает в России. Там ее часто называют «прихватизацией».

Отсутствие в Беларуси такой «прихватизации» стало главным фактором моей симпатии к Лукашенко. Я был уверен, что он гарант суверенитета и прав человека. Можно сказать, я его просто-таки боготворил.

«А теперь я боюсь за своих маленьких детей» 

Даже в страшном сне я не мог себе представить те ужасы, которые происходят в стране после выборов. Работая врачом, я стал сталкиваться со слухами, которые циркулировали среди медиков. Это были не телеграм-каналы, не телевизор, а именно мое окружение, которое рассказывает мне про Окрестина.

Разрывы внутренних органов, избиения, истории о насилии парней и девушек милицейскими дубинками — все это рассказывали мне врачи.

Все, что я слышал о пытках, я воспринял как правдивую информацию, потому что это обсуждают врачи. 

Как психотерапевт, я постоянно работаю с душевной болью людей. Из тех видеоинтервью врачей и потерпевших, которые видел, я понимал, что подделать такие эмоции невозможно. Даже если голос и был изменен для их безопасности. Это всё стало очень тяжелой травмой для меня за последние восемь лет. Я просто-таки плакал. В этот момент я перестал быть лукашистом».

Евгений рассказывает, что перед выборами политику Лукашенко он воспринимал как меньшее зло.

«На первое место я ставил суверенитет. И ко всему происходящему я относился как-то равнодушно. Как-то мог с этим жить.

Сейчас же Лукашенко следует немедленно уйти со своего поста. Единственное: оппозиция в данной ситуации должна быть мудрой. Есть такая китайская стратагема: «Если хочешь победить в бою — всегда оставляй противнику пути отступления».

Я бы предложил гарантию иммунитета ему и сыновьям, если бы он решил подать в отставку. Повторюсь, я за немедленную отставку Лукашенко, но она должна быть разумным образом устроена. Есть, например, чилийский вариант: после отставки Пиночет имел иммунитет и его не преследовали, зато Чили сейчас процветает». 

Евгений как гражданин и как врач каждую неделю выходит на акции протеста. Но добавляет, что выражает именно свою позицию, а не позицию клиники, в которой работает. Рассказывает, что в больнице не запрещают сотрудникам выходить на акции, если при этом они не выступают от имени больницы.

«13 сентября нам с еще одним врачом, ученым, пришлось прятаться от силовиков в бетонной щели: только так удалось бы избежать задержания. Мы бежали большой толпой, как загнанные животные, через препятствия: кто-то просился в подъезды, кто-то во дворах прятался. Среди выброшенной мебели, например, я увидел, что за комодом уже прячется девушка.

Как это можно назвать? Человеческое достоинство уничтожается. Силовики не выполняют своей присяги. А я боюсь за двоих своих маленьких детей, которых стараюсь воспитывать гражданами Беларуси. Они даже ходят в белорусскоязычный детсад.

Несмотря на то, что мне страшно, я обратно уже не поверну. Меня приняли в расширенный состав Координационного совета. Заявку я подал, после того как похитили Марию Колесникову. А на воскресных митингах я иду с колонной врачей и несу национальный флаг.

В минувшее воскресенье мы с моей коллегой поняли, что, неся флаг, становимся мишенью для силовиков. Но коллега сказала: «Я даже готова умереть за свою страну». Мы взялись за руки и все равно пошли вперед».

Ксения Ведмедь, фото из архива героя
Источник: nashaniva.by

Новости из этой категории