В гостях у 98-летней мастерицы из Пружанского района

В гостях у 98-летней мастерицы из Пружанского района

Евдокия Никитична Климашевич собирается прожить подольше, чтобы узнать, где ее сын...

Знакомство с Евдокией Никитичной Климашевич из пружанского агрогородка Кобыловка получилось случайным. Когда при мне упомянули о пожилой женщине, которой до векового юбилея не хватает пару лет, но при этом она плетет корзинки из бумажных полосок, читает книги и вышивает, решила: с ней обязательно нужно встретиться. Большинство людей, доживших до такого почтенного возраста, нуждаются в уходе и внимании со стороны родных и близких.

Хозяйку увидела в комнате с тетрадкой, ручкой и журналом «Вокруг света» в руках. Еще не спрашивая, кто к ней зашел, со смехом выдала: «Почти сто лет прожила, а все еще ерундой занимаюсь. Вот решила выписать кое-какие понятия интересные, о которых, по правде говоря, раньше не слышала». 

Обратила внимание на ее почерк — ровный, красивый. Женщина пояснила: «Я долгие годы работала сначала учителем, потом библиотекарем. Приходилось много писать. Это сейчас у вас компьютеры, а мне нужно было каллиграфическими буквами выводить огромные плакаты и транспаранты». Уловила на слух и то, что разговаривает она как-то мягко и по-русски, лишь изредка проскальзывает в некоторых словах белорусский акцент или отдельные слова. И этому нашлось объяснение:

— Я родилась в деревне Лакисы Косплянского района в 70 километрах от Смоленска. Родители жили очень бедно, воспитывали четырех детей. Детство прошло впроголодь. Ела даже мох болотный, врагу такого не пожелаю. Кишечник пострадал, еле врачи выходили. Одна сестричка умерла. Пасла колхозных коров и лошадей перед войной. Ходила в драных лаптях по болоту, от этого кожа на ногах слезала. Мама чистым дегтем на ночь смазывала, а я плакала от боли. Собирала с бабушкой в поле крапиву, лебеду, клевер, а щавель был редкостью, его все рвали. Семена трав мама сушила на сковороде, перетирала с водой и пекла калачики вместо хлеба. В 10 лет старшие дети из нашей семьи пошли искать работу, чтобы не только выжить, но и старикам помочь. А меня решили учить, чтобы хоть кто-то в семье образованный был. В 1943 году, когда освободили Смоленщину, после 10-го класса работала в школе, оттуда попала на учебу в педучилище. Преподавала русский язык и литературу, немецкий. Старший брат жил в Куйбышеве, сестра в Пружанах. Вот и приехала к ней. В 1946-м районо направило работать в школу.

В далеком 1949 году Евдокия Никитична стала первой учительницей в открывшейся Новоселковской школе. Будущего мужа Николая Григорьевича встретила в школе, тот тоже был учителем:

— Белорусского языка не знала совсем, пришлось поначалу все зубрить. Трудовая биография богатая: учила детей младших классов, была заведующей начальной школой, заведующей сельской библиотекой, потом библиотекарем, работала в магазине, затем снова в библиотеке. В конце 1950-х открывала две начальные школы в Пружанском районе. Помогала лес корчевать и готовить площадки для зданий. Вместе с тремя учителями и школьниками собирала камни в поле на фундамент и грузила кирпич.

В сентябре 1949 года Евдокия и Николай поженились. Свадьбы не было, невеста вместо этого попросила у мужа швейную машинку, хромовые сапоги и пальто. В 1950-м появилась дочь, еще через 4 года — сын. 

ТВОРЧЕСТВОМ начала заниматься в детстве, когда скот пасла. Вышиванию крестиком и гладью научила бабушка. Ниток не было, выручала старая одежда.

Когда пошла работать, смогла покупать. Узоры придумывала сама, потом появился журнал «Работница и крестьянка». Сейчас плетет цветные полоски и сшивает их в корзинки и сумки. «Стройматериал» приносят друзья, знакомые и работники библиотеки. Не представляю, сколько нужно времени на сбор такого количества оберток от конфет и шоколадок, чтобы рукодельница, как на конвейере, выдавала одно за другим свои произведения искусства. Практически все раздает. Говорит, что в последнее время подарила около 80 работ, даже местному батюшке память о себе оставила. Очень красивые у нее вышивки: скатерти, полотенца, рушники… Пакеты из-под молока и кефира идут на плетение ковриков, нитки — на кружева.

— Она сама ходит в киоск и покупает различные журналы, — говорит дочь Мария. — Читает исторические и «секретные» материалы, любит кроссворды. Автобиографию описала в четырех толстых тетрадках, хоть книгу издавай. Память натренирована, может долго вспоминать свое детство, работу. Вы спросите, счастливый ли она человек? Ответит утвердительно. У нее две болячки на сердце — смерть папы и потеря сына. Более 30 лет назад мой младший брат уехал на заработки в Тюмень и пропал. Искали везде, даже через передачу «Жди меня», но безрезультатно. Как-то давно мама сказала: «Неужели я умру и не узнаю, где мой сынок?» Я порекомендовала: «А ты живи долго-долго и узнаешь». Знаете, что она ответила? «Я постараюсь!»

Свой почтенный возраст Евдокия Никитична подтверждает конкретными фактами, о которых большинство из нас читали только в книжках:

— Ой, отлично помню, как в детстве мне попалась на глаза газета с фотографиями похорон Ленина. Кто он такой не понимала, но слышала, что для людей это было большое горе. Пережила коллективизацию, жила в коммуне в 1944—45-м годах во время учебы в педучилище. Потом война… Мальчики-одноклассники все погибли на фронте, нас 5 девчат осталось из класса. Послевоенные годы не легче. Удивляюсь, как я дожила до сегодняшнего дня. Наверное, воля к жизни помогла. Сейчас дочка забрала, чувствую себя, как в санатории на отдыхе. Мне нравится нынешнее время. У вас, молодых, столько всего интересного.

КСТАТИ

По информации Министерства труда и социальной защиты населения, на 1 июля 2019 года в Беларуси проживали 397 человек старше 100 лет, в том числе 48 мужчин и 349 женщин.

Читать статью полностью: www.sb.by

Новости из этой категории