Чешский близнец. Брестские реставраторы обнаружили аутентичный прототип театра Ружанского дворца

Чешский близнец. Брестские реставраторы обнаружили аутентичный прототип театра Ружанского дворца
 

Новости Бреста

Ружанский дворцовый комплекс Сапегов считается памятником архитектуры классицизма. Не напрасно он получил красивое название «Белорусский Версаль» – по сходству с резиденцией французских королей. Действительно, в те времена, когда строение из средневекового замка преобразовывалось в дворцовый комплекс, на пике моды господствовал классицизм с его строгой симметрией. Но, когда брестские реставраторы стали внимательно изучать фрагменты экстерьера, выяснилось: комплекс изобилует деталями, присущими стилю позднего барокко.

Новости Бреста

Театр в Ружанском замке точь-в-точь похож на театр в Чешском Крумлове, созданный в стиле позднего барокко

Александр Михал Сапега, взявшийся за перестройку наследного строения в Ружанах, был человеком прогрессивных взглядов – образованным и высококультурным. Ему хотелось привлечь на нашу территорию европейские идеи того времени. Поэтому его выбор пал на саксонского архитектора Иоганна Самуэля Беккера, который должен был дать новую «идеологию» комплексу, – с приездом модного зодчего замок был полностью перестроен. Появление в дворцовом комплексе театра и манежа – как раз примета новых веяний, или, как сегодня бы сказали, тенденций в архитектуре Европы конца XVII века. Для Беларуси это было абсолютно новое течение. Так стиль позднего барокко, которым вдохновенно увлекался Беккер, сделал Ружанский дворцовый комплекс единственным в своем роде на территории Беларуси.

– Все магнаты того времени стремились создать в своих владениях что-то интересное, поразить, – рассказывает руководитель работ на историко-культурной ценности «Ружанский дворцовый ансамбль» и автор разработки проекта воссоздания театра, директор ООО «РеставрацияИнвест» Владимир Казаков. – В то время было модно в фамильных имениях, дворцах создавать небольшие театры с собственной труппой. Это движение формировалось в Европе, мода на театры «при дворе» пришла и в Беларусь. Когда мы взялись за реставрацию корпуса, где находился театр, стали делать археологические раскопки. По сохранившемуся плану Беккера мы знали о существовании колонн. Археологические изыскания указали на место их существования. Архивные рисунки архитектора давали некоторое представление о театре в Ружанах, но по ним нельзя было восстановить целостную картину объекта.

Владимир Казаков изучил структуру множества театров того времени, но убедительного проекта для реставрации не находил. Впрочем, до сегодняшнего дня в Европе сохранились всего два аутентичных театра постройки XVII-XVIII веков – в дворцовом комплексе Дроттингхольм в Швеции и городе Чески-Крумлов (Чехия). Владимир Казаков и главный инженер «РеставрацияИнвеста» Виктор Панасюк получили командировку в старинный Чески-Крумлов.

Там брестчан встретил потрясающий директор старинного театра – профессор, историк театра, отдавший своему детищу душу и годы исследований. Он познакомил гостей с планом строения, который уже на первый взгляд показался Владимиру Казакову до боли знакомым. Получив разрешение, в течение недели директор и главный инженер «РеставрацияИнвеста» были погружены в увлекательное изучение подлинных машин и механизмов, запущенных более 200 лет назад. Сделали измерения всей театральной машинерии, досконально изучили принципы ее работы, вымеряли до миллиметра все детали интерьера. Сделанные чертежи наложили на план Беккера… И случилось поразительное: все совпадало до сантиметра! С той минуты реставраторы точно знали, каким был театр Сапегов в Ружанах.

Теперь реставраторы уверены, что будут восстанавливать подлинное строение. Театр в Ружанах обладал высокотехнической по меркам XVII века машинерией. Под сценой располагался вал, который заставлял двигаться кулисы – по 7 кулис с каждой стороны. Механика была устроена таким образом, что кулисы ходили на колесах по горизонтали, позволяя на протяжении спектакля не менее трех раз менять декорации. Зрительный зал был рассчитан примерно на 140 человек. И что еще интересно: на рисунках Беккера кроме крупной стационарной колоннады просматривались небольшие колонны. Восстановление всех деталей требовало серьезных расходов. Однако аутентичный театр в Ческом-Крумлове подсказал экономичный вариант.

Мастера позднего барокко находили возможность экономить: вместо лепки и мраморных колонн имитировали объем живописью. Изображение представляли так, что тени и другие хитрости художника создавали иллюзию богатой лепнины и деталей интерьера из натурального камня. И 200 с лишним лет назад думали, как сэкономить, не теряя внешних эффектов. Однако такие маневры облегчают нашим современникам необходимость реставрации театра таким, каким его видел Александр Сапега.

...В Ружанском дворцовом комплексе идет восстановление театра и манежа. Ликвидирована аварийность театрального корпуса, поддержан фронтон, который грозил рухнуть. Проект реставрации фасадов дворца в Ружанах прошел экспертизу и согласование Министерства культуры, готовится проект реконструкции сложной крыши здания театра и манежа.

Восстановление подлинного театра в Ружанском дворце – очень важный этап реставрации «Белорусского Версаля». Конечно, мы не сможем говорить о театре как об аутентичной ценности, но с точки зрения исторической правды это строение станет образцом европейского театра конца XVII века, возведенного в стилистике позднего барокко. Такой объект может быть центром притяжения любителей исторических фестивалей, которые привлекают множество людей. Гости увидят не просто восстановленное по фрагментам архивных документов здание, а воссозданный в деталях средневековый театр, в котором нет ни капли фальши.

Источник: vb.by

Новости из этой категории

0 Комментариев