Минчане перебрались в Линово, чтобы выращивать редких змей — деревня возмутилась. ФОТО И ВИДЕО!

Минчане перебрались в Линово, чтобы выращивать редких змей — деревня возмутилась. ФОТО И ВИДЕО!

О семье Василенко в агрогородке Линово Пружанского района ходят легенды. Одни говорят, что их черепахи съели соседскую капусту. Другие судачат, что супруги бродят по деревне и из ведер кидают ужей местным в огороды. Одна линовчанка и вовсе заверяла, что не может проехать на велосипеде мимо их дома — на дороге валяются кобры. Все враки. Черепах не держат, кобр и ужей у них нет. Обычная молодая пара столичных дауншифтеров: молодые, вдохновленные, экопросвещенные, борются за все хорошее против всего плохого. Может, и отношения с односельчанами у них сложились бы по-другому, откажись они в своей сельской хате выращивать… экзотических змей.

Фото: Станислав Коршунов

Единственный в Пружанском районе серпентарий находится в обычном частном доме на окраине агрогородка Линово. К нему не ведут дорожные указатели и рекламные баннеры, но дорогу к бледно-розовой одноэтажке на окраине найти легко. Достаточно спросить местных.

Евгений нас встречает на крыльце и приглашает в дом. Из сеней доносится лай лохматого Полкана.

— Это единственное животное в нашем доме, которое может укусить, — смеется Евгений.

Фото: Станислав Коршунов

Мы идем по узкому слабоосвещенному коридору в дальнюю комнату, где располагается домашний серпентарий семьи Василенко. Просторное помещение с высокими потолками заставлено полками с лотками. В каждом из них — по змее. В общей сложности — около 100 неядовитых особей разного цвета, размера, окраса. За дверью — переоборудованный под инкубатор старый холодильник с яйцами, из которых скоро выползет молодое потомство. Евгений достает один из лотков и ставит на пол. Зеленая змея поднимает голову с опилок и замирает.

— Это носатый полоз из Северного Вьетнама, — говорит Евгений. — Раньше считался вымершим в природе. В 95-м году во время экспедиции обнаружили пару таких змей и привезли в Тульский экзотариум. Там размножили и получили потомство. Теперь они достаточно распространены в неволе.

 

«Обои не портят, плинтуса не грызут»

Змеями Евгений интересуется с детства. Пока сверстники бегали по двору, играя в «казаков-разбойников», он бродил по округе, собирая и рассматривая насекомых. В школе «подсел» на биологию, начал самостоятельно изучать научную литературу о рептилиях, выяснил, что они в «огромных количествах исчезают», — и понял, что нужно их срочно спасать. Змеи его настолько увлекли, что молодой парень устроился на работу в минский зоопарк, где занимался рептилиями.

— Это самая угнетенная группа позвоночных. Каждый год исчезает до нескольких десятков видов. Некоторые — настолько быстро, что даже не успевают попасть в Красную книгу. Причины? Хозяйственная деятельность человека. Например, вырубка тропического леса под плантации пальмы масленичной, — возмущается Евгений.

— Мадагаскар жгут на уголь, — добавляет его супруга Лилия, которая полностью разделяет увлечение мужа.

— Да, Мадагаскар весь выжжен. Там первозданного тропического леса вообще не осталось: несколько национальных парков есть в горной местности, которая трудна для распашки, а вся равнина выжжена.

Фото: Станислав Коршунов

Учитывая нависающую над рептилиями угрозу, несколько лет назад супруги решили строить совместными усилиями свой «Ноев ковчег» для беспозвоночных. Первых змей собирали по знакомым и покупали у заводчиков из Беларуси и соседних стран.

Вначале семейный серпентарий размещался в съемной минской хрущевке. По словам Евгения, у хозяев жилья вопросов к ним не возникало:

— Змеи же обои не портят, плинтуса не грызут. Хозяйка — молодая женщина — против кошек и собак в своей квартире, а рептилии — пожалуйста.

Фото: Станислав Коршунов

«Про нас начали сочинять небылицы»

Когда коллекции стало тесно в хрущевке, супруги задумались о том, чтобы заниматься разведением змей профессионально: найти дом с участком, зарегистрировать личное подсобное хозяйство и выращивать рептилий на продажу таким же энтузиастам.

Покосившиеся хаты на хуторах с печкой, колодцем во дворе и автолавкой два раза в неделю их не интересовали. Во-первых, самим хотелось какого-то минимального комфорта. Во-вторых, для рептилий нужно создать особые условия по температуре и влажности. Поэтому остановились на доме в агрогородке Линово. Условия супругов удовлетворили. Евгений закрыл ИП, Лилия уволилась с должности менеджера по работе с клиентами — и в ноябре прошлого года пара переехала в агрогородок.

Пока никто не знал об увлечении поселенцев, проблем с местными не возникало. Конец спокойной и размеренной сельской жизни пришел 12 августа, когда из лотка Евгения в соседский огород убежал метровый зеленый полоз. Скрыться не успел — повис на двери сарая. Там его и нашли.

— Шуму было! Все очень сильно испугались. Приехал участковый. Я пришел, поймал, как мог пытался всех успокоить, объяснить, что змея неядовитая, опасности нет. Поднялась паника невероятных масштабов. И угрозы разные были. Люди паниковали очень, — объяснил Евгений.

Фото: Станислав Коршунов

— Начали сплетни распространять, сочинять небылицы. Потом с этими сплетнями они звонили в районную газету, писали в инстанции, — добавила Лилия.

— Государство очень быстро отреагировало. У нас было две проверки от охраны природы: районной и потом областной.

Проверяющие нарушений содержания змей не выявили. Однако это местных не успокоило. Некоторые кивают на то, что за забором сельского серпентария находится школа. Ее же педколлектив, в принципе, поддерживает идеи сохранения и защиты змей от исчезновения, но хочет быть уверенным, что побег не повторится.

—  Если они нам дают гарантию, что обеспечат контроль за своими пресмыкающимися, и они 100% от них не выползут, то мы вопросов не имеем. Понимаете, для школьников среднего возраста змеи, может быть, и будут интересны, а маленькие могут испугаться, — рассказала TUT.BY директор учреждения образования Елена Макаревич.

Фото: Станислав Коршунов

— Нам участковый очень помог. Он к нам приходил, все изучал внимательно, а потом провел собрание с местными, когда в школе была линейка, и пригласил всех желающих к нам. Я был не против. И люди пришли сюда толпой ругаться. Мы всех пустили. Просто обстановку нужно было как-то разряжать — ситуация накалилась до предела, — рассказал Евгений.

— Мы даже сами хотели, чтобы люди пришли и посмотрели, что тут нечего бояться, — говорит Лилия.

По впечатлениям супругов, после ознакомительной экскурсии страхов в агрогородке стало меньше. Конечно, убедить удалось далеко не всех: некоторые, наверное, до сих пор думают, что кобр и черепах-вредителей Евгений просто спрятал на время проверок. Однако эффект от домашней экскурсии змеезаводчики оценивают положительно.

— Но претензия, что рядом школа и дети могут испугаться, осталась, — вздохнула Лилия.

— Так дети всего могут испугаться: автомобиля, собаки, ужа, — объясняет муж. — Вообще дети сами по себе не боятся змей: когда я организовывал в Минске выставки, малыши с радостью брали в руки змей — им было интересно. Я это пытался и людям объяснить, когда к нам сюда пришли: не пугайте своих детей, приходите с ними. Мы с удовольствием все покажем и расскажем. И спустя некоторое время к нам стали действительно приходить с детьми.

Фото: Станислав Коршунов
В коллекции Евгения и Лилии есть также реснитчатый бананоед

Дикие или сельскохозяйственные

В ноябре будет год, как Евгений и Лилия переехали в Линово, но заняться разведением на профессиональной основе они пока не могут: супругам отказали в выдаче справки из сельсовета, что продаваемая ими продукция произведена на земельном участке. Документ освободил бы их от уплаты подоходного налога и подтвердил бы происхождение животных. Но проблема в том, что справка выдается для реализации сельскохозяйственной продукции, а змеи к ним не относятся.

— Есть законодательство. У нас рептилии относятся к диким животным, а не сельскохозяйственным, — объясняет TUT.BY свой отказ в выдаче справки председатель линовского сельисполкома Татьяна Мордань.

Фото: Станислав Коршунов

Евгений и Лилия придерживаются другого мнения.

— Чиновники давят на то, что это дикие животные, а не сельскохозяйственные. Дело в том, что по общегосударственному классификатору экономической деятельности неважно, дикие животные или сельскохозяйственные. При сельскохозяйственном разведении это получается сельскохозяйственной продукцией, — считает Лилия.

Супруги обратились в Белорусский государственный институт стандартизации и сертификации с просьбой помочь классифицировать рептилий.

Фото: Станислав Коршунов

«По общегосударственному классификатору Республики Беларусь «Классификатор продукции по видам экономической деятельности» змеи живые могут классифицироваться в группировке «пресмыкающиеся сельскохозяйственные (включая змей и черепах) живые», — сообщалось в ответе из БелГИСС.

Супруги могли бы отказаться от получения справки и оформить не личное подсобное хозяйство, а ферму. Однако, по словам Евгения, тогда заниматься разведением будет экономически нецелесообразно:

— Нужно будет налог платить, взносы. Это уже теряет всякий смысл: потомство рептилия дает один раз в год, торговля будет происходить нерегулярно. Составить какой-то бизнес-план тут нереально. Змеиный рынок в Беларуси пока не сформирован, поэтому прейскуранта на особей разных видов нет. Цены разные: от 20−30 рублей до 300−400. Все зависит от вида, окраса, сложности в разведении.

Фото: Станислав Коршунов

Отказ сельсовета выдать справку змеезаводчики безуспешно обжаловали в райисполком. Сейчас готовят жалобу в облисполком. Если им удастся получить заветную бумажку, то со сбытом проблем возникнуть не должно, убежден Евгений:

— Людей, готовых купить себе змею, не очень много, но они есть — и интерес из года в год растет.

Источник: TUT.BY.

Новости из этой категории

0 Комментариев